Общественная организация содействия развитию Гражданского Общества
Общественный Совет Гражданского Общества

Статья Владимира Хомякова: Третий – не лишний!

Сегодня, как и в 2012 году, объективной необходимостью снова становится появление в России «третьей силы» - силы прогосударственной и антизападной по ценностям, но при этом – критически воспринимающей антисоциальные действия «либералов во власти».

Владимир Хомяков: Третий – не лишний!

22.08.2019 admin 

Выбор предельно сужен: либо либералы-западники, которые «против Путина», либо лоялисты, которые безоглядно «за»

Начну с актуального, которое нынче у всех на слуху. А именно – с пока ещё не слишком многочисленных, но довольно агрессивных протестных акций в Москве по поводу очередных топорных действий московских чиновников, привычно вычеркнувших из кандидатов на сентябрьские муниципальные выборы всех, кто им почему-либо не нравился. Последнее для нашей политической системы вещь в последние годы вполне обычная, в регионах творится беспредел и похуже. Но полыхнуло именно в Москве, и понятно почему: либералы – не дети в политике, и прекрасно знают, что митинге в областном центре и митинги в Москве с точки зрения информационной бомбы – вещи несопоставимые.

В итоге одни из нас сегодня возмущаются провокационными действиями демонстрантов и нахваливают ОМОН, похватавший более тысячи людей, считая случайных прохожих; другие клеймят «режим» за чрезмерную жестокость; третьи успокоительно блеют, что, мол, ничего страшного – подумаешь, несколько тысяч протестующих… Однако, как мне представляется, ситуация намного более серьёзная и опасная, чем кажется всем этим трём категориям. Ибо в самой системе заложена «бомба», которая при определённых условиях может рвануть с самыми непредсказуемыми последствиями.

***

Что до рассуждений о «несерьёзности» протестов, напомню события февраля 1917 года. На фронте стабильность, все проблемы со снабжением решены, до полной победы над обессилевшей Германией полгода максимум. Внутри страны тихо, все лидеры революционеров либо сидят в ссылке, либо ругаются между собой в парижских кафе. Короче говоря, НИКАКОЙ революционной ситуации, когда «верхи не могут, а низы не хотят» нет в помине, что всего за месяц до событий признаёт даже Ленин.

И вдруг на улицу Петрограда выходит пара тысяч возмущённых женщин. Заметьте: не вдовы погибших, а жёны имеющих «бронь» от войны высокооплачиваемых рабочих питерской «оборонки», возмущённые тем, что во время войны(!) в прифронтовой по сути Петербург(!) пару дней(!) не завозят хлеба. То есть, все остальные продукты завозят, а ДЕШЁВЫЙ хлеб – нет, и это наносит ущерб семейному бюджету. Чтобы понять абсурдность ситуации, достаточно представить подобную демонстрацию, например, в блокадном Ленинграде. Впрочем, женщины эти никаких «свобод» и «долойцаря» отнюдь не требуют, а всего лишь возмущены, что из-за разгильдяйства каких-то чинуш и поставщиков им хлеба в ближайший лабаз не завезли…

Короче говоря, выглядит всё ещё более невинно, чем нынешние московские протесты. И вдруг – за разгоняемых городовыми тёток вступаются мужья, а за них – солдаты запасных (учебных) полков, которым любая буза нравится куда больше, чем отправка на фронт. А там и вконец разложившиеся морячки запертого в Финском заливе и практически не воюющего всю войну Балтийского флота подтянулись. Ну и, разумеется, над толпой тут же появились политические лозунги про «долойвойну» и «долойцаря». В итоге – под предлогом якобы «революции» происходит внутриэлитный переворот (любая революция – это, как правило, внутриэлитный переворот, замаскированный организованной для этого уличной активностью), царя смещают… Ну, а дальше вы знаете.

***

А теперь – поговорим о сути сегодняшней политической ситуации, по моему глубокому убеждению, делающей возможным в относительно недалёкой перспективе повторение чего-то подобного и в нынешней России.

Плоскость, как известно, задаётся тремя точками: стол будет устойчивым, стоя минимум на трёх ножках, и даже древние люди по наивности размещали Землю на трёх, а не на двух китах. Это я к тому, что в отличие от Европы, в России выбор всегда предлагался не «из двух» (условно «хорошего» и «плохого»), а «из трёх»: три брата, три дороги, три попытки и т.д. Как видно, не зря…

В нашей же нынешней реальности выбор предельно сужен до двух: есть либералы-западники, которые «против Путина» и лоялисты, которые безусловно и безоглядно «за». Мнение остальных граждан (которых, кстати, большинство) никого не интересует и никак не транслируется, а выражающих его общественных и политических структур не существует в принципе. И этот «выбор из двух», из которых «оба хуже», может закончиться для страны очень печально: ибо даже стол не устоит на двух ножках, а уж Государство и подавно…

Но как же мы докатились до подобной ситуации? Чтобы понять это, придётся вспомнить не столь далёкое прошлое. В «лихие 90-е» либеральные властители России чётко понимали цель развития страны как «встраивание в Запад – причём, в любом качестве, на любых условиях и любой ценой». Подразумевалось при этом, что самих господ российских «элитариев денежного мешка» с распростёртыми объятиями примут в транснациональную элиту Западной цивилизации.

С приходом Путина и устранением безраздельно правившей в России «семибанкирщины», цели несколько поменялись: «Встраиваться в Запад» по-прежнему собирались, но уже не «в любом качестве», а как хотя бы и младший, но партнёр, «элиту» которого будут держать не в лакейской. Заметим: в этот период «элита» была более или менее монолитной и даже со скрипом, но принимала раскулачивание и высылку ельцинских олигархов. А поскольку вовсе без «образа врага» было нельзя, на эту уже привычную роль назначили вполне ручную КПРФ. Все прочие, включая Запад, считались «партнёрми».

Однако уже к 2005-2006 году все надежды «владельцев России» попасть в мировую элиту растаяли: стало ясно, что если и возьмут, то только на роль прислуги. И тогда возникает концепция Суркова о «суверенной демократии», а президент Путин в своей «Мюнхенской речи» 2007 года озвучивает совершенно еретическое с точки зрения Запада желание России, чтобы с нею считались и не мешали строить точно такую же и на тех же ценностях западную демократию, но по-своему, и под своим собственным руководством. Тысяча (!) либеральных экономистов по заданию Кремля сочиняют программу построения этого «своего Запада», известную как «Стратегия 2020» и, как ясно теперь, не выполненную ни по одному из основных пунктов.

Но с точки зрения Запада даже эта претензия на некоторую автономию внутри Западного цивилизационного проекта была воспринята как совершенно непростительный бунт. И вот в 2008 году (год принятия «Стратегии 2020») при президентстве оставленного Путиным «на хозяйстве» Медведева Грузия начинает «войну 08.08.08», а в 2010-м Россия получает «список Магнитского» и «Арабскую весну». И даже фактически «сданная» Медведевым Ливия не сделала возможной объявленную годом ранее «перезагрузку» отношений с США.

А накануне выборов 2011 года в Москву приезжает Байден, чтобы, согласно ряду источников, потребовать, от нелюбимого Западом Путина на президентские выборы не ходить, а оставить у власти Медведева. Последовал отказ и, в результате – «болотные» протесты 2011-2012 гг., имевшие фактически одну цель: «Путин уходит в отставку и премьер Медведев «наследует» ему автоматически».

***

Именно тогда, в 2012 году, произошла закладка той ситуации, плоды которой мы пожинаем теперь. Да, все патриотические силы практически единодушно выступили против либерального реванша и в поддержку Путина. Однако при этом в патриотической среде боролись два принципиально разных подхода. Один – идея создания «третьей силы», поддерживающей Президента при условии продолжения и усиления им начатого было патриотического антилиберального курса на полный суверенитет России. Другой – понимание патриотизма как безусловной и полной поддержки действующей власти во всех её действиях, ибо «никакой третьей силы не может быть: либо – Путин, либо – либералы».

Как видно, именно тогда окружение убедило Президента пойти на предельное упрощение политической системы (по Л. Н. Гумилёву, кстати, стремление к предельному упрощению, вплоть до самоликвидации – это свойство «антисистем»). Сначала «болотной» массовке противопоставили свою на Поклонной горе, состоявшую частично из «мобилизованных» граждан, а частично – из пришедших «по зову сердца» (мне доводилось общаться и с теми, и с другими). А затем, когда протесты пошли на убыль, уговорили Президента, что для недопущения подобного впредь лучше всего «закатать под асфальт» практически все самостоятельные общественные движения и организации – как «оппозиционные», так и вполне лояльные. На всякий случай.

В Администрации на смену прожжённому комбинатору Суркову пришёл прямолинейный, как танк, Володин, который начал создавать нечто, по сути, копировавшее однопартийную систему СССР:

· одна КПСС – «Единая Россия» (три «думские» декоративные партии сохранены исключительно для показа «многопартийности»);

· один «Комсомол» – «Молодая гвардия Единой России» (чтобы ей «расчистить поле» в один день прикончили даже насквозь лоялистское, но более дееспособное движение «Наши»);

· один Профсоюз, как «приводной ремень от Партии к массам» – Общероссийский Народный Фронт.

Остальных просто «зачистили», вне зависимости от их поддержки Президента, патриотических взглядов и нелюбви к либералам и Западу. Впрочем, зачистили-то в итоге как раз патриотов: затаившиеся до поры либеральные структуры совершенно придушить было нереально, ибо они получали финансирование с Запада. Зато со своими расправились без всякой жалости. И тогда настала эра «всеобщей и полной поддержки» официального курса, ибо никакие иные мнения в публичное пространство не допускались.

Отчасти искусственно создаваемое общественное «болото» всколыхнулось только в 2014 году с началом «Русской весны». Люди даже при отсутствии разгромленных патриотических движений выходили на митинги, причём, как правило – без всяких «разнарядок». Самые пассионарные уезжали на Донбасс – сражаться с укрофашистами. Это был поистине «звёздный час Путина», когда после Крыма его рейтинги взлетели до небес и он в принципе мог при такой поддержке делать что угодно – и с экономикой, и с политической системой, и с двурушничающими «элитами». Но – не сделал. Очевидно, окружению удалось убедить Президента, что закатанное «под асфальт» политическое и общественное поле – это «залог стабильности», позволяющей, ничего не меняя по сути, полновластно править в режиме «ручного управления», ни на кого не оглядываясь. Видимо, убедили. Ибо на Донбассе пришли к невнятному «Минску», а «Русскую весну» тихо свели на нет, походя переименовав в «Крымскую».

Болото вернулось к своему первоначальному неподвижно-лояльному состоянию, лишь временами нарушаемому отдельными выхлопами оппозиционных акций г-на Навального. После «Русской весны», воссоединения Крыма и режима санкций главным врагом наконец-то был признан Запад, а любого, кто был недоволен действиями Власти походя объявили «агентом Запада». Соответственно, в столь тепличных условиях псевдопатриотические (а на деле – всё такие же либеральные) «элиты» получили полный карт-бланш на дальнейшее разграбление страны, но – при условии непременной личной лояльности Первому Лицу.

***

В итоге мы имеем сегодня то, что имеем. Да, Путин объявил о неприемлемости «либерального проекта» и его ценностей для России – и это как раз то, чего добивались от него в 2012 году сторонники «третьей силы». Но вдруг оказалось, что строить нечто отличное от Западного проекта ему не с кем и опереться не на кого. В окружении – через одного сидят записные либералы, по-прежнему мечтающие строить в России «свой Запад». Из триады «КПСС-Комсомол-Профсоюз» двое последних совершенно «сдулись», а рейтинги поддержки «партии власти» вот-вот станут отрицательной величиной.

Самое же скверное, что официально насаждавшийся с 2012 года лоялизм, как, якобы, единственная противостоящая в России либерализму сила, тоже всё более превращается в «величину отрицательную». При каждом очередном «косяке» Власти (будь то пенсионная реформа, тотальная коррупция и воровство, подорожание продуктов и бензина, 19 миллионов бедняков, растущие налоги и т.д.) оппозиционеры-западники тут же тычут защитников Президента в него носом и говорят: «Ах, вы за Путина и его курс? Ну, значит вы тогда и за всё это безобразие!» И ответить на эти обвинения лоялистам абсолютно нечего! Тех же, кому творимая Правительством антисоциальная политика поперёк горла и кто не может больше «поддерживать и одобрять» собственное удушение, оппозиционеры зовут к себе. И люди идут, потому что БОЛЬШЕ ИДТИ НЕ К КОМУ!

Результат – налицо: в московских ВУЗах, например, половина студентов уже симпатизирует Навальному. А на окраинах давно кипит такая глухая ненависть к Власти, что ей впору вздрогнуть и перекреститься. Судя по всему, Власть это понимает, и потому даже самые «патриотичные» (на словах) её представители и пропагандисты при всей своей демонстративной лояльности не спешат избавиться от зарубежных счетов и недвижимости: а вдруг завтра придётся убегать в «Шереметево-2»?!

Таким образом, согласно законам Мёрфи, «события, предоставленные сами себе, имеют тенденцию развиваться от плохого к худшему». При этом зажиревшие после 2012 года кремлёвские политтехнологи вообще не знают, что с подобными тенденциями делать, ибо людям, недовольным действиями «либералов во Власти» оставлен один-единственный путь – идти в объятия других, «уличных» либералов. И никакого другого. Как говорится, «за что боролись, на то и напоролись».

***

Как можно выйти из этого тупика? Признать стратегическую ошибку 2012 года и попытаться её исправить. А для этого уйти от «выбора из двух зол» к возможности выбрать что-то третье, и попытаться при государственной поддержке возродить общественную активность. Естественно, направив её в русло прогосударственное, а не антигосударственное.

То, что нынешние «элиты» по сути антипатриотичны и нефункциональны, а проводимая ими внутренняя политика – антинародна, очевидный факт, опровергнуть который в глазах миллионов сограждан даже с использованием всех СМИ не более реально, чем опровергнуть закон всемирного тяготения. А как говаривал известный английский писатель Дэвид Оруэлл: «Общество можно считать тоталитарным, когда все его структуры становятся вопиюще искусственными. То есть, когда правящий класс утратил своё назначение, однако продолжает цепляться за власть силой или мошенничеством».

Но ведь, если граждане, возмущённые свалкой под своими окнами, беспределом чиновников или очередными «фокусами» организаторов выборов, выходят протестовать, задача НОРМАЛЬНОЙ Власти не в том, чтобы запретить им это и настучать несогласным по головам полицейской дубинкой, а в том, чтобы не дать политическим авантюристам «приватизировать» и возглавить этот протест, обратив его себе на пользу – что в случае успеха, что в случае разгона. Как это было сделано в феврале 1917 года, и как, с высокой вероятностью может быть повторено теперь.

А значит, как и в 2012 году, объективной необходимостью снова становится появление в России «третьей силы» (или «конструктивной оппозиции», если кому-то так больше нравится). То есть, силы, прогосударственной и антизападной по ценностям, но при этом – критически воспринимающей антисоциальные действия «либералов во власти». И имеющей целью не следовать безоглядно за Президентом, куда бы он ни повёл, а целенаправленно подталкивать его к объективно востребованному правильному курсу. В 2012 году движения, способные стать основой для «третьей силы» были, и, в принципе, реально их возродить.

Говоря это, прекрасно понимаю, что многие сочтут меня прекраснодушным оптимистом, допускающим, пусть даже чисто теоретически, что окопавшиеся у власти и провозгласившие себя (и только себя!) «силами добра» политические дельцы своей рукой помогут обществу создать себе, а заодно и радикал-либералам, политического оппонента с весьма высоким потенциалом. Причём, способного стать не фиктивной, а реальной опорой Президенту, если он и дальше будет делать шаги в направлении суверенитета страны и избавления её от либеральной проказы. И что эту объективную необходимость осознает сам Президент, пожелавший отвязаться наконец от тянущей его на дно володинской триады («нью-КПСС» + «нью-Комсомол» + «нью-Профсоюз»).

Да, я тоже понимаю, что шанс на это весьма невелик. Но у него есть один плюс – он ЕДИНСТВЕННЫЙ. Ибо на «закатанном под асфальт» общественно-политическом поле, быть может, удобно ездить на правительственном лимузине. Но посеять на нём что-либо невозможно в принципе. Ни хлеб, чтобы накормить голодных. Ни «разумное, доброе, вечное», чтобы на нём воспитывать молодёжь. Ни семена будущих позитивных преобразований. Ничего.

Источник: Народный Собор

36 0

комментариев нет